25
Фев
2018
1

Марина Ёлочкина: переезд, творчество и самопознание

На фото Марина в своей мастерской глазами фотографа Ульяны Мизиновой

На фото Марина в своей мастерской глазами фотографа Ульяны Мизиновой

Сегодня у меня в гостях Марина Ёлочкина и тут я могла бы начать перечисление её достижений — умение создавать уникальные украшения в морском стиле, подвески и диадемы из природных камней, серёжки и браслеты, написала бы о том, как тонко она чувствует покупателя и наполняет особенным настроением свои творения, указала бы разлетевшиеся по всему миру декоративные предметы интерьера из морского дрифтвуда и первые уверенные шаги в керамике, потом, выдержав паузу, добавила бы занятия с группами в качестве спортивного инструктора, талант фотографа и получение психологического образования, но я расскажу о её доме!

Там царит уют и пахнет счастьем, там бегают озорные девчонки, а в каждой комнате свой особенный стиль и характер. В саду извиваются розы, а она с трепетом рассказывает про посаженную магнолию и какие-то неведомые мне кустарники.

Я расскажу о Марине, как о сильной женщине, воспитывающей не только погодок, но и себя. Она смелая, цельная и вечно-стремящая к познанию нового! Слышали бы вы с какой страстью она рассказывает о свойствах природных камней!

Приступим к вопросам:

SB: Знаю, что ты не любишь этот вопрос, но почему всё-таки Анапу выбрали для переезда, а не Испанию, например?

Марина Ёлочкина: Этот вопрос я не то чтобы не люблю, скорее он вызывает у меня недоумение. Почему это вообще должна быть Испания или что-то ещё?) У нас всех очень разные желания, кто-то мечтает о тропиках, кто-то об Арктике. Когда не мыслишь штампами, гораздо проще принять то решение, которое будет гармонировать именно с твоей душой.

SB: Расскажи о том, как появилось желание переехать на море? По каким критериям выбрали побережье Анапы?

Марина Ёлочкина: Мы с тогда ещё будущим мужем всегда много путешествовали. Объехав значительную часть России, мы сравнивали города и природные зоны, в которых они находятся, обсуждали, где хотели бы жить. Спустя время простые разговоры переросли в мечты, а мечты в планы. Через несколько лет мы были готовы переезжать.

Больше всего тогда нам приглянулись Красноярск и Владивосток. Но не хотелось уезжать слишком далеко от дома и в тот момент наш выбор пал на Новороссийск — самый крупный город на побережье, жизнь в котором не зависит от сезона, а кипит круглый год. После крупнейшего российского мегаполиса этот вариант казался самым приемлемым. Но потом появились дети и как-то сама собой пришла идея о золотистых песках витязевских дюн. Витязево подкупило и географическим расположением: это близкая точка побережья относительно дома в Москве, рядом Крым, тут же и горы, и Азовское море. Получается, что это место, откуда наиболее удобно ездить в интересных нам направлениях.

«Самое потрясающее, что изменилось в образе жизни и в мировоззрении — это то, что дети, как и я сама в своём детстве, получили беззаботную свободу.»
На фото дочки Марины в дюнах Витязево. Фотограф Марина Ёлочкина

На фото дочки Марины в дюнах Витязево. Фотограф Марина Ёлочкина

 

Фотограф Марина Ёлочкина

Фотограф Марина Ёлочкина

Муж и дочки в объективе Марины

Муж и дочки в объективе Марины

SB: До переезда на море, я работала в «дочке» Газпрома, работала с огромным удовольствием и интересом, но обстоятельства сложились таким образом, что «случился» наш с детьми переезд. Я очень хорошо помню тот день, когда уже нельзя было тянуть и я писала заявление, скованная внутренней болью, помню какая была погода за окном, помню даже свое платье в тот день. Было безумно сложно и рука двигалась медленно, хотя решение было окончательно принято.

Где ты работала до переезда? Трудно было писать заявление об увольнении?

Марина Ёлочкина: Я работала в московском представительстве крупнейшего корейского холдинга LOTTE, проводила тендеры при строительстве и обустройстве Lotte Hotel. При переезде мне не пришлось писать заявление об увольнении — на тот момент я была уже во втором декрете. Поэтому заявление было написано спустя пять лет после фактического ухода, когда жалеть было уже совершенно не о чем)

SB: Вы поменяли не только город, вы поменяли стиль жизни, сменив квартиру на свой дом в нескольких километрах от моря. Что поменялось в укладе жизни, как обживались и какие первые впечатления от жизни в доме?

Марина Ёлочкина: Я вела ремонт в витязевском доме, живя в Москве, это оказалось не сложно, благодаря онлайн связи по скайпу и крупным сетевым магазинам стройматериалов: я подбирала нужное в московских филиалах, а покупалось это всё в Новороссийске или Краснодаре. После переезда было тяжеловато: тогда у меня были маленькие погодки, младшая из которых — сверх чувствительная девочка, она фактически была моей тенью. При этом, еще пару месяцев ремонт заканчивался при нас, мы были его частью и это несколько выматывало.
Как поменялась жизнь — поняла не сразу, у меня просто не было времени на рефлексию.
Сейчас понимаю, что жизнь в доме избаловала нас совершенно. Возвращаясь в двухкомнатную московскую квартиру, мы не можем разойтись в коридоре, поделить санузел и получаем стук по батарее от соседей снизу, раскладывая диван :)

SB: Как ты считаешь, комфортно ли здесь детям? Удобно ли тебе воспитывать — растить здесь детей?

Марина Ёлочкина: Самое потрясающее, что изменилось в образе жизни и в мировоззрении — это то, что дети, как и я сама в своём детстве, получили беззаботную свободу. Они дружат с соседскими детьми целой улицей, не мыслят и дня без своей «банды». Летом они уходят из дома с утра и мы не видим их до самого вечера, с перерывами на непродолжительные набеги на кухню) Живя в Москве, я была уверена, что в современном мире такое больше невозможно.
Ну, и, конечно, тот факт, что в распоряжении детей — самая большая песочница — песчаные пляжи Витязево с их дюнами, не может не радовать. Поиск природных сокровищ, игры на морском воздухе — для меня это важнее модного нынче «раннего развития». Здесь оно идет само собой, естественным путём.

SB: Что поменялось в вашем образе жизни, в привычках?

Марина Ёлочкина: Важнейшая перемена сознания в том, что море — рядом. Море не вызывает удивления, мы не говорим о нём с придыханием и мечтаниями, мы идем к морю так же легко и непринуждённо, как в магазин или на прогулку. Но своей доступностью море вовсе не обесценивается для нас. Каждая прогулка — удовольствие. Мы ценим это и счастливы тому, что удовольствие стало частью нашей жизни, и это не приедается.

Вся семья в сборе. Фотограф - Алёна Данилова

Вся семья в сборе. Фотограф — Алёна Данилова

SB: Расскажи о перезагрузке морем?

Марина Ёлочкина: Я никогда не забуду две свои первые встречи с морем. Это был первый раз в моей жизни, когда я была на холодном несезонном море. Импрессия началась ещё на подходе к берегу — путь проходил через дюны. Первое — это причудливые формы песка, промороженного и испещренного суровыми ветрами. В фигурных песчаных скульптурах, авторами которых были силы природы, я увидела Гранд Каньон, Саграда Фамилию и Стоунхедж. И всё это вперемешку с раковинами рапанов — самых крупных черноморских ракушек. В тот день было пасмурно и море было серым. Раньше я не любила пасмурную погоду, потому что она скрывает яркие краски. В тот день я, кажется, впервые была под мощнейшим впечатлением от пасмурного пространства. Морская действительность была настолько грандиозной, что яркие краски оказались ей вовсе не нужны. Она была насыщенной и без пронзительной синевы неба и бирюзы моря.

Второй же раз меня просто ошеломил. Я не готовилась ни к чему особенному, но я точно знала, что хочу увидеть море в его внезапные и уникально редкие минус 19. Семья сопротивлялась, маленьких детей морозить не хотелось (одну меня не отпускали), но я словно чувствовала, что должна это увидеть, во что бы то ни стало. И моё рвение было вознаграждено сполна: в тот день я узнала о таком чуде, как парение моря. Это уникальное физическое явление, когда при резком похолодании море не успевает охладиться и на сильном контрасте с температурой воздуха начинает «парить», генерируя густые клубы насыщенного пара. От мощи увиденного у меня сбилось дыхание и потом еще накрывало в течение дня) Я до сих пор не сумела отрефлексировать, что это было. Может, та самая перезагрузка?) В тот день я поняла, что я там, где надо, что всё не зря и что природа мне ещё покажет такое, что даст мне миллион поводов думать, переживать, чувствовать. Ожить и найти себя.

Парение моря глазами Марины

Парение моря глазами Марины

SB: Как ты пришла в творчество?  Какие планы на будущее?

Марина Ёлочкина: Мой приход в творчество невозможен без двух составляющих. Первой и важнейшей из них было всё-таки материнство. Со своими детьми я заново прожила своё личное детство. Вместе с ними я «случайно» перезагрузила свои базовые представления о мире, о прекрасном и о том же самом творчестве. Я заразилась их свободой, отсутствием рамок и ограничений и представлений о том, как «правильно».
И вот уже на эту перезагруженную базу совершенно гармонично и безапелляционно наложился переезд. Море обрушилось на меня не только ментально, но и буквально: оно дало мне материал для работы. Когда я начинала, у нас практически не было понятия «дрифтвуд», а творил из морского дерева свои шедевры только один мастер. Я не была настолько смелой, чтобы позволить себе творить непонятное большинству, я чувствовала неловкость, ведь я, взрослый самодостаточный человек, и вдруг работаю с каким-то «мусором». Но я изучала пинетерст, восхищалась творениями иностранных мастеров и осознала, что эту внутреннюю силу, которая созрела внутри, уже просто не остановить. Тогда я сделала свой первый кораблик и начала продвигать слово «дрифтвуд» в инстаграме. В тот период я еще слышала критику по поводу этого слова: почему иностранщина, а не российские аналоги плАвник, топляк, плывун. Но я не сомневалась, что понятие дрифтвд — более обширно, это целое мировоззрение. И действительно, теперь уже это целое направления среди творящих людей, и их немало.

Фотограф - Ульяна Мизинова

Фотограф — Ульяна Мизинова

Фотограф - Ульяна Мизинова

Фотограф — Ульяна Мизинова

Работа с дрифтвудом. Фотограф - Ульяна Мизинова

Работа с дрифтвудом. Фотограф — Ульяна Мизинова

SB:  Какие видишь горизонты развития для себя?

Сейчас я расширяюсь. Недавно исполнился год второму проекту, посвященному украшениям. Дары моря, натуральные минералы и серебро — основные составляющие моего труда в этом направлении. А недавно я занялась керамикой — сейчас учусь воплощать свои задумки в глине.

В идеале я хотела бы обладать обширной базой навыков и умений, чтобы сочетать все освоенные направления в одной работе. И у меня уже есть первые ласточки — слияние керамики с дрифтвудом и с ювелирной темой.

Фотограф - Диана Бажанова

Фотограф — Диана Бажанова

Часы, сделанные Мариной из дрифтвуда

Часы, сделанные Мариной из дрифтвуда

Керамика и природный камень в работе Марины

Керамика и природный камень в работе Марины

Работа Марины

Работа Марины

Работы Марины

Работы Марины

SB: Существует распространенная точка зрения о том, что творчество невозможно без внутреннего надлома, потому что у многих открывается «творческий портал» именно после каких-то глобальных перемен. Как ты к этому относишься?

Марина Ёлочкина: Мне знакома эта точка зрения: «художник должен быть голодным». Но никто и никогда не сможет ответить на вопрос, что было бы, родись Ван Гог психологически устойчивым в обеспеченной семье. Густав Климт был популярным художником с многочисленными хорошо оплачиваемыми заказами, а его «Поцелуй» известен не меньше «Подсолнухов».

Мне больше близка позиция «творческий человек — это выживший ребенок». Я своего внутреннего ребенка — реанимировала. Совсем недавно.

SB: Что для тебя творчество?

Творчество для меня — это выраженные и зафиксированные эмоции и чувства. Каждый творческий человек обладает уникальным набором навыков и способностей, которые позволяют ему фиксировать эти эмоции и чувства в близкой ему манере. На холсте, в виде обрядовых кукол или архитектуры. И если он морально свободен, он будет творить всегда. Если в его жизни есть надлом — он опишет надлом. Если его жизнь сияет гармонией — он поделится этой гармоней в своих работах. Даже если ничего особенного у него не происходит, настоящий творец опишет окружающее спокойствие так, что и спокойствие вызовет у зрителя колоссальный отклик.

Себя я в настоящее время отношу к ученикам. Не смотря на возраст, я занялась тем, чем хочу, совсем недавно, поэтому сейчас я только осваиваю творческое пространство и присматриваюсь к своим способностям, изучаю свои возможности.

Фотограф - Ульяна Мизинова

Фотограф — Ульяна Мизинова

Фотограф - Ульяна Мизинова

Фотограф — Ульяна Мизинова

SB: Дрифтвуд, украшения, керамика, продвижение, работа с клиентами, а еще у тебя целый дом с мужем, детьми и красивым садом! Как организовываешь в роли сама-себе-начальник?

Марина Ёлочкина: На самом деле внутреннего начальника приходится иногда утихомиривать. Ищу баланс между сроками, бытом-домом-садом и вдохновением, которое не имеет свойства долго ждать. Бывает, что идея приходит в виде образа, ноги сами несут в мастерскую, а руки сами берут то, что нужно. Если такую вдохновленную идею пытаться отложить, то воплотить её уже не получится. И это не проходит бесследно, остается легкая грусть, что тот образ остался только в голове. Поэтому я не могу себе позволить четкие расписание и план. Они у меня есть, но настолько гибкие, что фактически это только наброски плана с возможностью что-то менять.

SB: Какие разочарования тебя настигли? Какие открытия стали еще одним «плюсом» в проживании на побережье?

Марина Ёлочкина: Если говорить о чем-то совсем приземленном, разочарованием стали местные вирусы… Считается, что морской климат лечит. Он действительно лечит некоторые хронические болезни и благодаря высокой влажности позволяет легче переносить ОРВИ, но неприятным открытием стало то, что в самые жаркие месяцы июль и август среди детей правят бал здесь ротавирус, герпетическая ангина и аденовирус. Они не являются проблемой для родившихся здесь местных жителей, а нам, переехавшим, приходится приспосабливаться.
Другое разочарование касается тех же двух месяцев: это гниющие водоросли на песчаных пляжах в Анапской бухте. В эти месяцы мы ездим на чистые галечные пляжи или на песчаные пляжи Азовского моря, которое в нашем регионе не цветет.

Из приятных бонусов — натуральные местные овощи и фрукты, которые можно купить прямо на одном из полей недалеко от дома, непосредственно у владельцев. При этом, сезон овощей и фруктов начинается раньше и заканчивается позже.
И невозможно не сказать о количестве солнечных дней в году. Говорят, их здесь бывает 280-300! Не представляю, как на местном солнце можно впасть в осеннюю хандру или «писать о феврале навзрыд». Здесь бывают очень сильные ветра, но этот вопрос решается теплой одеждой, а вот солнце так просто не заменить)

«В тот день я поняла, что я там, где надо, что всё не зря и что природа мне ещё покажет такое, что даст мне миллион поводов думать, переживать, чувствовать.»
Фотограф - Марина Ёлочкина

Фотограф — Марина Ёлочкина

Фотограф - Ульяна Мизинова

Фотограф — Ульяна Мизинова

SB: Переехать куда-нибудь еще не хочется?

Марина Ёлочкина: В данный момент нет. Получается так, что если я хочу переехать — я просто переезжаю) В мои 20 с лишним ничего не могло быть прекраснее Москвы с её безграничными возможностями и круглосуточным ритмом жизни; я была там, где хотела быть, это было очень гармонично. Когда ты юн, полон надежд и амбиций — ты живешь полной жизнью, рискуешь, наслаждаешься, путешествуешь, посещаешь концерты и выставки, растешь профессионально, заводишь многочисленных друзей. Когда ты зрел и у тебя семья, дом на море видится потрясающим вариантом. Не исключаю, что Витязево — вовсе не последнее моё пристанище, но на данный момент оно максимально гармонично для меня.

SB: Что можешь пожелать тем, кто задумался о переезде на побережье?

Марина Ёлочкина: Почувствовать свои истинные желания. Очень часто они у нас зарыты под огромным слоем «надо» и «правильно вот так». Переезд на море в последнее время становится уже трендом, многих такая «мода» может просто сбить с пути. Я знаю людей, которые, живя на море, испытывают щемящую тоску по настоящим горам и бурным рекам, возможно, им следует присмотреться, например, к Алтаю? Но если человек совершенно очевидно влюблен в море — разве может его что-то остановить? Здесь так же можно пожелать только не уходить со своего пути.

 

Я благодарю Марину за честные эмоциональные ответы и за её перфекционизм в работе и преданность

 

Фотограф - Ульяна Мизинова

Фотограф — Ульяна Мизинова

Вам также может понравиться

Полёт над Анапой
Екатерина Баланенко: рифмы, материнство, переезд
Как пережить переезд на море?
Be Cake: быть мамой, быть кондитером, быть счастливой!